Используя этот сайт, вы даете согласие на обработку cookies и ваших персональных данных.
Я согласен
Бесплатный звонок: 8 800 2000 567
en
Бесплатный звонок: 8 800 2000 567

Свет морских глубин: Интервью с профессором Антье Боэтьюс


Людей, совершавших глубоководное погружение, меньше, чем тех, кто выходил в открытый космос. Исследовательница Антье Боэтьюс — одна из тех, кто опускался на морское дно. Нам повезло получить из первых рук интереснейшую информацию об этом неизведанном уголке нашей планеты.



Что вдохновляет вас изучать непознанное?
Я всегда стремлюсь понять природу вещей. Еще ребенком я испытывала жгучее любопытство. Мне хотелось узнать, как устроены земля и океаны, как живут и работают люди и почему вообще все в мире устроено именно так, а не иначе. Так что любопытство — мой главный стимул и в работе, и в жизни. Меня вдохновляет желание увидеть более полную картину, желание приблизиться к природе и местам, которые я люблю. Так уж вышло, что это глубины морей и океанов. Погружение в стихию, где со всех сторон окружает неизвестность, не пугает меня, а вдохновляет. Я делаю шаг в неизведанное, в непредсказуемое и затем постепенно сама становлюсь его частью.


Случаются ли в экспедициях такие моменты, которые запомнятся вам навсегда?
Определенно, это момент погружения. Как известно, людей, совершавших глубоководное погружение, меньше, чем тех, кто выходил в открытый космос. И это потрясающе — думать: «Вот это да! Я одна из них». Моменты погружений и открытий — это прекрасно. Но кроме них в моей работе есть и другие переломные моменты. Я никогда не забуду мгновение, когда сделала открытие о микроорганизмах и поняла то, чего никто не понимал ранее. Глядя в микроскоп, я открыла два типа микробов, которые взаимодействуют между собой, чтобы потреблять метан. Это был совершенно особенный момент.


autor.png
«Я не забуду мгновение, когда сделала открытие о микроорганизмах и поняла то, чего никто не понимал ранее. Глядя в микроскоп, я открыла два типа микробов, которые взаимодействуют между собой, чтобы потреблять метан. Это был совершенно особенный момент».




Поделитесь с нами, как проходит глубоководное погружение.
Все начинается с того, что вы заходите в подводный аппарат, а затем его вместе с вами опускают за борт. В аппарат вы попадаете после серьезной подготовки. И благодаря ей вы точно знаете, что именно предстоит сделать, какие образцы нужно собрать и так далее. Поначалу внутри аппарата довольно дискомфортно: там очень тепло и душно, и он постоянно раскачивается на волнах. Поэтому, когда наконец начинается погружение, это счастье. На глубине 50 метров начинается техническая проверка: надо убедиться, что аппарат полностью герметичен и с запасами воздуха все в порядке. Тут очень тихо. Вас окружает синяя толща воды, рядом с вами появляются первые рыбы. Вы смотрите в иллюминатор и видите, что вокруг кипит жизнь.

Вы погружаетесь ниже и постепенно входите в зону, куда не проникает солнечный свет. Окружающая вода меняет цвет от светлого к темному, проходя все оттенки синего, какие только можно вообразить, и в конце концов становится черной. Абсолютно черной. И вот там, где не осталось уже ни одного фотона, именно там вы встречаете всю фантастическую подводную жизнь, всех существ, которые светятся за счет биолюминесценции. Это мой любимый момент. Вы выключаете освещение и видите множество организмов, которые мерцают вокруг повсюду. Затем вы погружаетесь еще глубже. На глубине двух или трех километров вода становится полностью прозрачной — она почти не содержит никаких частиц. Здесь встречаются огромные кальмары и самые причудливые глубоководные рыбы, а у самого дна моря — еще множество живых существ.

И вот вы включаете освещение, видите морское дно, все следы жизни и думаете: «Ну что ж, я на месте, начинаем отбор проб». Такие погружения, как правило, продолжаются не более шести-восьми часов, и на самом дне у вас в распоряжении два-три часа, а потом нужно начинать подъем. И этого времени всегда не хватает, потому что хочется просто смотреть в иллюминатор на то, что происходит снаружи. Но есть задачи, и их нужно выполнить: делать описания, отбирать пробы, выходить на связь с кораблем и тому подобное. Поэтому погружение всегда заканчивается слишком быстро. И вот время истекло, и вы возвращаетесь наверх.
Как вы поняли, что подводные исследования и изучение океана станут делом всей вашей жизни?
Очень давно меня, еще студентку, пригласили принять участие в задании, которое было связано с глубоководным погружением. И это изменило всю мою жизнь и карьеру. Стоило мне лишь однажды побывать в море и собственными глазами увидеть морское дно, погрузиться в океан на глубину нескольких километров, осознать, насколько удивительна жизнь, и открыть для себя подводные миры, как я с полной уверенностью поняла: вот мое призвание. Понять ту часть бытия, с которой люди как правило, не соприкасаются.

Но я очень рано уяснила, что работа глубоководных исследователей состоит не только из открытий и описаний. Я начинала работать еще студенткой, 30 лет назад. И уже тогда мы повсюду встречали следы человеческой деятельности. Это и загрязнение, и воздействие климатических изменений, и первые эксперименты по подводной добыче металлов, и отходы рыболовной промышленности, и другие повреждения морского дна.

Мы, люди, несем ответственность за огромное количество изменений, происходящих в океанах, и я осознала, что моя профессия — это не только исследования и восхищение красотой природы. Я обязана засвидетельствовать те изменения, которые вызвали мы, люди, и предложить решения, которые изменят привычный нам образ действий и наше отношение к океану.

zeiss-175-boetius-motiv-4.ts-1620373086940.jpg


Что сейчас происходит с выбросами СО2 и как они влияют на климат нашей планеты?
В начале своей карьеры я занималась вопросами углеродных циклов и углеродных потоков в целом. Тогда нам твердили о постоянно увеличивающейся концентрации CO2 в атмосфере и связанной с этим угрозе глобального потепления. И, конечно, осознавать, что всю мою жизнь ученые предупреждали правительства об этом факте, но, несмотря на их усилия, сегодня концентрация углекислого газа растет быстрее, чем когда-либо, — это очень удручает.

Однако в последнее время из-за пандемии передвижение ограничено, а энергопотребление снижено, и благодаря этому мы наблюдаем самый значительный вклад, который человечество когда-либо делало в борьбу с концентрацией CO2. Остается только надеяться, что мы усвоим этот урок и найдем лучшее решение для энергопотребления в будущем, в том числе и за счет перехода на возобновляемые источники энергии.

autor.png
«Я надеюсь, что теперешний опыт поможет нам, жителям Земли, собраться с силами, объединиться и действовать сообща, чтобы построить лучшее будущее для всех нас».



Почему Арктический регион может оказаться индикатором перемен, которые в будущем затронут всю планету?
Я никогда не забуду свою первую экспедицию в Арктику. Все мои размышления тогда были связаны с глубоководными исследованиями. А в этой экспедиции я познакомилась с морскими льдами как с природной средой обитания. Это было в 1992 году.

Мне удалось вернуться туда на том же корабле, вооружившись новыми технологиями, в 2012 году, когда произошло самое масштабное таяние льдов за всю историю наблюдений.

Я оказалась в том же самом регионе, который посещала во время работы над диссертацией. И это стало настоящим потрясением — то, что на моих глазах весь регион так поразительно быстро изменился. Показатели температуры оказались значительно выше среднемировых. Морской лед стал намного тоньше. Летом он легче ломается и очень быстро тает. Зимой в Арктике сейчас гораздо теплее, чем когда-либо.

И это просто ужасно — видеть, насколько изменения климата затрагивают весь Арктический регион, от атмосферы до морского дна. Ведь это означает, что лишь за счет нашего энергопотребления мы действительно изменяем каждый уголок Земли, даже такие отдаленные места, как Северный полюс.

zeiss-175-boetius-motiv-1.ts-1620373085574.jpg



Как, на ваш взгляд, должно измениться отношение обычных людей к океану?
Большинство людей, если вы их спросите, скажут, что очень любят море. «Я так люблю бывать у моря. Я обожаю океаны. Я хочу защитить морскую природу. Я хочу защитить пингвинов и белых медведей». Такие людей очень часто теряются, когда осознают, что каждый из нас уже влияет на океан, причем в глобальном масштабе. Мы уже упомянули концентрацию CO2, но есть и другие, менее очевидные проблемы.

Например, использование одноразовых пластиковых предметов оказывает огромное воздействие на океаны, поскольку именно туда ветер вместе с осадками приносит наночастицы пластика. То, каким образом мы используем изделия из пластика, означает, что в океан попадает чудовищное количество таких частиц.

Другим скрытым фактором нашего воздействия на океан является сельское хозяйство. Сельскохозяйственная деятельность ведется на суше, но те питательные вещества, те удобрения, которые мы вносим в почву, смываются дождями в реки и в конце концов попадают в океан. Так в моря попадает слишком много питательных веществ, и таким образом мы воздействуем на азотный цикл — даже больше, чем на углеродный цикл. А это влияет на экосистемы морей и побережий и может привести к росту токсичных водорослей и другим явлениям, способствующим ухудшению окружающей среды.

Еще один важный фактор — это, несомненно, пищевая промышленность. Мало кто знает, что большую часть рыбы и морепродуктов мы получаем не за счет промысловой добычи, а за счет рыбоводства. И это имеет свои последствия. Рыбоводство, если оно не ведется максимально экологически устойчивыми методами, разрушает мангровые заросли, а также водоросли, фьорды, и те места, где содержится большое поголовье рыбы. В моря сливаются антибиотики. В результате мы получаем бескислородные зоны.

Так что список того, как мы в своей повседневной жизни воздействуем на океаны, к несчастью, весьма велик. И, похоже, у нас просто нет другого выбора. Такое ощущение, что никто из нас не в силах повлиять на это, даже изменив свой образ жизни. Это означает, что судьба океанов зависит от политических решений. Нам нужны иные правила, иные способы добывать пропитание, использовать материалы и энергию.


А если говорить глобально, как человечество должно переосмыслить свое отношение к океану?
Здесь нет простого ответа. Большинство людей красноречиво опишут вам, как сильно они любят моря и океаны. Но дело в том, что этого недостаточно. Мировая экономика и политическая система не поощряют защиту природы. Они поощряют ее разрушение. Поэтому прежде всего нам нужно исправить тот образ действий и те механизмы, которые карают за полезную деятельность и поощряют вредную.


Есть ли что-то, что внушает вам оптимизм относительно нашего будущего?
Честно говоря, причин для беспокойства гораздо больше, чем для оптимизма. Согласно прогнозам к 2100 году мы потеряем 99% коралловых рифов — кораллы обесцветятся из-за потепления мирового океана. Мы получим летнюю Арктику, Арктику без льдов. Изменения климата, уничтожение видов и естественной среды обитания могут принять такой катастрофический масштаб, что наше собственное выживание окажется под угрозой.

И поэтому я надеюсь, что наш теперешний опыт — знания, технические и социальные решения плюс ощущение кризиса, которое есть уже сейчас, — что все это поможет нам, жителям Земли, собраться с силами, объединиться и действовать сообща, чтобы построить лучшее будущее для всех нас. Вот на что я надеюсь.

Смотрите также

x